«Чувства людей влияют на их выбор сильнее, чем логика»

«Чувства людей влияют на их выбор сильнее, чем логика»

Савик Шустер о том, почему у Ингриды Шимоните не  было шансов на победу.

Интервью Савика Шустера газете “Lietuvos rytas”, Литва

Автор - Бируте Вишняускайте

Победа Гитанаса Науседы на президентских выборах в Литве была предопределена, так как он вызывал у избирателей больше позитивных эмоций, чем его конкурентка Ингрида Шимоните. Это доказало необычное исследование.  

Международный журналист,  президент исследовательского фонда  «Open Mind Foundation» Савик Шустер провел первое в истории изучение эмоций избирателей Литвы. Изучать массовые эмоции он начал еще в начале 2000-х, когда стал вести самые популярные ток-шоу в России и  Украине. Популярный телеведущий анализировал эмоции зрителей в студии, где обсуждались самые острые проблемы страны. Со временем он усовершенствовал свой метод исследования и решил  применить его во время выборов. 

Метод изучения массовых эмоций Савика Шустера позволил точно определить  задолго до дня голосования, что президентские выборы в Украине выиграет актёр Владимир Зеленский.  

Савик Шустер: 

— Основа метода в том, что мы измеряем  именно эмоции масс, они сильнее всего влияют на результаты голосования на президентских выборах, потому что президентская кампания тесно связана именно с личностью кандидата.  Важно понять причины, почему люди голосуют так или иначе. То есть уловить направление общественного настроения.  Если вспомним президентские выборы в Украине, то по отношению к Юлии Тимошенко первый опрос сразу показал:  у  33% украинцев она вызывает страх, а еще у 33%   - унижение. И только у оставшейся трети избирателей – надежду..  То есть 66% отрицательных эмоций! Такие показатели уже не переломить. Это надо было ломать не в течение предвыборной компании, а в течение последних  5 лет, когда она  находилась  в оппозиции. Серьёзному политику надо знать эмоциональное отношение народа постоянно, а не – за три или четыре недели до выборов.

Бируте Вишняускайте:

— Как же получается, что политики не думают о таких вещах вовремя?  

— Я бы сказал, что они мыслят традиционно и консервативно. Они не могут понять, что наступила новая эпоха.  Сегодня чувства и эмоции людей важнее рациональной составляющей. Это во многом продиктовано тем, что все мы стали очень тесно связаны информационно. Все мы всё знаем друг о друге, благодаря социальным сетям и новым технологиям. Люди общаются между собой гораздо больше, чем с властью.  Если мы говорим о горизонтальных связях между людьми, они еще никогда не были такими тесными.  Эмоции  в таком общении начинают преобладать и становиться основным фактором выбора.  А политики в возрасте «сорок пять +» по-прежнему идут к людям со своими  месседжами в духе «повысим это или улучшим то»… А люди это уже не воспринимают. Сегодня к избирателям надо апеллировать совсем иначе. К тому же к людям разных возрастов стоит обращаться по-разному.  И по-разному - к людям, живущим в разных местах. Потому что  в различных регионах преобладают разные массовые эмоции: это разное восприятие власти или отношение к распределению бюджета или к вопросу войны и мира…  Исключение составляют политики вроде Владимира Зеленского. Они всю жизнь работали на сцене или перед камерами. Они всю жизнь пытаются вызвать эмоции. Они понимают чувства людей.  

Сегодня это очень важно. Понимать чувства больших групп людей.

Я называю это эмоциями масс.  Еще есть элиты, это очень важна составляющая общества, они могут быть созидающими, но могут быть и разрушающими. В каких-то странах их много, в каких-то - меньше. Например в Украине элиты связанны с олигархами. И с очень большими деньгами. Но в последние пять лет в Украине появились и другие элиты: добровольцы, которые  спонтанно объединяются и идут защищать Родину, волонтёры, которые им помогают. К тому же возникла новая антикоррупционная элита. Это – молодые люди с новым мышлением. У всех у них разные надежды, но они объединены одной эмоцией. Такие эмоции я называю коллективными.

Созидающие элиты тащат за собой народ. Они заражают народ. И тогда эмоция из коллективной превращается в массовую.

В этом смысле современный политик должен был бы вокруг себя создать элиту, которая разделяет его взгляды и ценности. Должен заразить эту элиту общей эмоцией. И тогда уже эта элита «заразит» позитивной эмоцией народ. В этом случае результат на выборах будет таким, к какому стремится этот лидер. Иначе ничего не получится. Если политики идут во власть только ради денег, они никакой эмоции передать не смогут.  

Вы можете сказать: «Перед вторым туром президентских выборов в Литве фанаты Ингриды Шимоните своими эмоциями просто взрывали facebook, а победил Гитанас Науседа». То, что facebook бурлил — ничего не значит. Когда я увидел, что для огромного количества людей имя Ингриды Шимоните связывается с унижением, потому что они считают, что она будет защищать интересы своего окружения, своей партии (хоть она и беспартийная и объявляла, что является независимым кандидатом), а не интересы народа — мне сразу стало ясно, что у неё нет шансов. Как только я увидел такой показатель, немедленно понял, что она никуда не прорвётся. А у Гитанаса Науседы этого не было практически вовсе. Мне было понятно не только что она проигрывает, но что отстаёт очень существенно.  Шимоните не удалось вызвать хотя бы одну положительную эмоцию, которая позволила бы ей конкурировать с Науседой. Была эмоция, связанная с тем, что она будет бороться за социальную справедливость. Но огромное количество людей верили, что Науседа будет делать то же самое. При этом у него было гораздо меньше негатива – показатели унижения и страха были рекордно низкими. Такого я не видел даже в Украине. У Шимоните в общей сложности было около 30% негатива. А у Науседы негатива было меньше 10%.

У обоих было поровну – «трудно сказать». На это тоже нужно обязательно обращать внимание. И ещё: они почти сравнялись по показателю «наименьшее зло». Почти одинаковое количество людей считало, что и Науседа, и Шимоните – это наименьшее зло среди двух кандидатов. Но повторю: у Науседы было гораздо меньше негатива.   Показательно, что после того, когда человек выигрывает выборы с показателем «наименьшее зло», через некоторое время народ в нём разочаровывается.

Te люди, которые во втором туре голосовали за Зеленского с мотивировкой «против Порошенко», теперь уже испытывают разочарование.

Во-первых, потому, что  они видят влияние олигарха Коломойского на Зеленского. Также они видят, что он -  неопытный политик.  Все это – результаты наших серьёзных социологических исследований.  И они сейчас подтверждаются. Вокруг Владимира Зеленского нет опытной команды. Поэтому все назначения, которые состоялись на нынешний момент — неубедительны. И люди, которые  проголосовали за Зеленского, исключительно, чтобы избавиться от президента Порошенко, начинают разочаровываться. Я думаю, что на Парламентских выборах у Зеленского будет гораздо более скромный результат.  

— Думаете, что он проиграет со своей партией?  

— Oн не проиграет, потому что в Украине есть тенденция голосовать за победителя. Но судя по тому, что теперь происходит, партия Зеленского больше 30% не получит. А если так будет продолжатся и дальше, то может быть и меньше. 

 – Как вам кажется, чего не стоило бы делать Науседе, чтобы не растерять доверия и позитивной эмоции народа к себе?

  — Не надо забывать, что Литве полномочия президента ограничены. Поэтому ему надо сформировать правительство, за которое он тоже будет нести ответственность.   

– Но он сам будет утверждать министров нового правительства.  

— Да, и это должны быть абсолютно безупречные люди. Такие люди, которые смогут сделать то, что необходимо народу. А я вижу, что в Литве народ, во-первых, нуждается в социальной справедливости, а во-вторых, в борьбе с коррупцией. Людей, которые голосовали за Гитанаса Науседу, внешняя политика страны не очень волнует.

Ссылка на оригинал интервью.